Лундога. Сказки и были

Алексей Завьялов

lundoga_obl_smallbig.jpg

«Мы как в лукошке там жили», — так сказал один старик о мире Лундоги.
— Лес валить — не хлеб растить, — добавлял другой, наблюдая за тем, как понятия зоны и лесопункта подминали деревни под сетку своих незатейливых категорий.
Эта книга о памяти подлинной жизни — только написанная не из-под глыб, а из-под лесоповала. Книга и грустная и весёлая, трагическая и радостная, резкая до грубости и весьмая деликатная. Вы похожей не читали. В сказках и былях Лундоги жанры плавно перетекают друг в друга: от идиллии к весёлой антиутопии, от мрачной сказки к поэтическому очерку, от точных воспоминаний к сюрреалистичным грёзам и наблюдениям.
Автор книги всегда считал себя скорее крестьянином, чем писателем. Собрание его рассказов — домашнее, семейное; но их смогут принять близко к сердцу многие — те, кто когда-нибудь начнёт ощущать Россию как своё разорённое, но законное и драгоценное наследство.

Реклама